Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:59 

...

Небесный ёжик в тумане
Традиции такие традиции...
Как всегда, неделя до 18-го, и я умудряюсь простудиться. Мало того, заболел еще и Сальери. Поэтому я просто обязан прийти в себя как можно быстрее.

Так что, совсем немного терпения, чуть больше упрямства и все будет прекрасно.

12:35 

...

Небесный ёжик в тумане
Для поднятия и без того зашкаливающего настроения)


19:21 

...

Небесный ёжик в тумане


Без комментариев)
Это прекрасно...

00:01 

...

Небесный ёжик в тумане
Раскалывается голова, вымок сегодня под ливнем до нитки. Ничего, это поправимо и терпимо. Главное, до утра привести себя в порядок. Почти сел голос - это уже минус. Сестра все-таки довела до лекций на повышенных тонах. И пусть это было днем, аукается до сих пор.
Интересно, надолго ли меня еще хватит рядом с этим ребенком? Так много советов, так много людей, готовых помочь, но все упирается лишь в одно. Это существо не хочет ничего с собой делать.

Достала. Устал.

00:21 

...

Небесный ёжик в тумане
Зарисовка, рискующая перерасти в нечто более масштабное.
Вольная импровизация на тему недавней чудеснейшей игры.
Сальери, все для тебя)))

ЗЫ: продолжение рискует появиться уже на днях)

***

Несколько дней. Дождливых, промозглых. Ничего, совсем не так страшно это ожидание. Все же, дни, а не года. К тому же, все больше и больше людей рады мне. Я вижу улыбки на лицах тех, кто когда-то прятал глаза при встрече со мной. Действительно, сложно не улыбаться чудаку, прогуливающемуся по городу, босиком, по лужам. Одежда вымокла, кружева на вороте и манжетах висят бесформенными тряпками. Наверное, мне должно быть холодно. Но дождь почему-то успокаивает. Шепчет что-то успокаивающее, словно обещает, что в кое-то веке это место для меня станет тем, чем давно должно быть.
Ведь рай у каждого свой, не так ли?

***

Тогда я не думал о рае. Вообще не задумывался ни о чем. Принимал от жизни пинки и подарки. Правда, со временем первого становилось все больше. Среди случайных знакомых - музыкантов или завсегдатаев кабаков, находились настоящие философы. "Вы родились слишком рано, господин Моцарт", говорили они. "Ваш талант может свести Вас в могилу"...
Бред. Слухи. Перешептывания за спиной. Все это толкало меня именно туда, о чем твердило мое окружение. В могилу.
Денег не хватало, заказов на музыку становилось все меньше. Пусть и говорили, что я пишу не ради того, чтоб набить кошелек... но средства были нужны не только мне, но и Констанс. Даже смешно, как я уже тогда разделял свою жизнь и жизнь супруги. И не пытался понять, что нужно ей. Странно, но не чувствовал себя виноватым в таком безразличии, ни тогда, ни сейчас.
Пожалуй, в мою последнюю зиму меня беспокоил только один человек. Человек, который всегда оказывался рядом. И, пусть резко, иногда даже жестко, указывал мне на мои промахи все то время, что мы общались. Господин Антонио Сальери, этот "хитрый итальянец, интриган", оказался одним из немногих, кто не оставил меня, когда бедность и болезнь практически вычеркнули меня из жизни.
Не стоит думать, что я жалуюсь на судьбу, загнавшую меня в такие рамки. Во многом я был виноват сам. Слишком легкомысленный, слишком упрямый и эгоистичный. Я не придавал значения тому, как мои выходки воспринимали окружающие. Это и стало причиной нищеты... возможно. Кому захочется общаться с человеком, пусть и просто для того, чтоб получить какое-либо музыкальное произведение, написанное на заказ, если вместе с беседами о творчестве рискуешь получить немало колкостей? А уж о том, чтоб отдавать такому "вольнодумцу" в ученики ребенка своего и речи не шло! Но все это только мои домыслы. Хотелось бы ошибаться. Ведь его-то, Сальери, мои выходки не отталкивали, хотя с мнением этого человека считался весь свет.
Помню, Антонио приходил ко мне осенними вечерами, когда у меня не было даже теплой одежды, чтоб выйти на улицу. Наши беседы о музыке, придворной жизни, путешествиях. Они были для меня глотком свежего воздуха. Даже тогда, когда я понял, что воздухом этим дышать мне осталось так мало...
Я уговаривал Сальери не тратить время на меня, когда приступы становились сильнее и чаще. Скрывал, как мог, свою боль и обиду от того, что не могу как можно дольше оставаться с ним. Наверное, я был ему нужен тогда, поздней осенью тысяча семьсот девяносто первого года. Нужен даже больше, чем он мне. Господин придворный капельмейстер, кажется, отдыхал во время наших сумбурных бесед в маленькой холодной комнате моего дома. Может, я спасал его от одиночества среди марионеточной толпы придворных, не знаю. Но чувствовал я себя все хуже и не мог позволить Антонио оставаться и дальше рядом со мной. Почти кричал на него, выгонял из своего дома. А он улыбался, печально и как-то обреченно. Видимо, списывал все это на бред, вызванный сильным жаром.
А позже, в начале декабря, моя супруга, видя, как влияют на меня его визиты, сама попыталась закрыть для Сальери мой дом. Как будто его это могло остановить...
Пару дней подряд я обнаруживал на столике записки. Просто листы бумаги с нотами. Коротенькие мелодии, которые вспыхивали в сознании, как солнечные лучи. Антонио все-таки находил возможность напомнить о себе. И тем тяжелее мне было понимать, что уже совсем скоро эти ноты полетят в камин. Ведь читать их будет некому.

Тем вечером мне стало лишь немного лучше. По крайней мере, я мог сидеть, не опасаясь оказаться на полу. Констанс сияла от радости, а я не спешил расстраивать супругу. Чувствовал, наверное, что такое облегчение - последняя вспышка.
Он пришел ко мне. Констанс пустила Сальери, видимо, обрадованная тем, что моя болезнь "отступила". Я слышал невнятное щебетание супруги, ненужные извинения. Но когда на пороге спальни появился Антонио, я увидел по глазам его - он понимает. Мягкий голос, невесомые прикосновения к моим отросшим спутанным волосам. За время болезни я забыл о парике. Да и зачем он трупу? Кажется, в ответ на полу-шутливое замечание Сальери по поводу моего внешнего вида, я что-то похожее и сказал. И впервые за года нашего общения услышал, как голос Сальери сорвался. Он прикрикнул на меня, прося... нет, почти приказывая не шутить на такие темы. А я смотрел и улыбался. Старался запомнить каждую черточку лица, выражение темных глаз. Но безумное желание, не дававшее мне покоя несколько лет, не исполнилось и тогда. Я не позволил себе прикоснуться пальцами к его лицу. Не позволил себе даже невинного поцелуя в щеку. Вольфганг Амадеус Моцарт оказался слишком слаб и противен сам себе. Распухшие за время болезни руки я лишь прятал под одеялом, отводил взгляд. Я не мог разрушить той дружбы и того доверия, что возникло между нами. Идиотом был, чего греха таить.
Антонио ушел далеко за полночь. Эхом в ушах звенел его голос. Проваливаясь в сон, я понимал, что рядом его нет. Только Констанс, стараясь двигаться как можно тише, суетится вокруг меня. Приносит кувшин с водой, на случай, если ночью снова поднимется жар...
Но лихорадка больше не вернулась. Той ночью я умер.

***

Дождь смывает остатки воспоминаний. Как ни странно, даже приятно окунуться снова в прошлое, пусть и такое странное, как собственная смерть. Но тут, в этом городе, лишь отдаленно напоминающем Вену, такие видения-размышления не редкость. И не вижу ничего плохого в том, чтоб в который раз себе самому напомнить - многое осталось позади. Нищета и попытки найти самого себя, нерешительность, удачно скрытая дерзостью. Здесь я могу быть собой. Или нет пока? Хочется быть ребенком, сбросить с себя груз земных дел, забот... чувств?
Я замираю посреди площади. Сейчас нужно побыть одному и улицы пустеют, словно по приказу. Холодный ветер швыряет в лицо крупные капли дождя. Пощечина? Как раз то, чего мне не хватало.
Уже здесь? Так скоро? Впрочем, почему же скоро? Слишком много вопросов, и ни одного мало-мальски подходящего ответа. Запокидываю лицо к ночному небу. Вода смешивается со слезами, радости ли, страха...
- Где ты, Антонио?!
Конечно, мой крик остается без ответа. Пока. Как и мне, ему будет необходимо время привыкнуть...

20:20 

...

Небесный ёжик в тумане
18.07.2013 в 12:28
Пишет J-A-M:

Сим заявляю. Готовьтесь! Август грядет
Москва!

Каждому пришедшему будет вместе с билетом вручаться ночьрожденный сингл!
В сюрпризе участвуют песни одна с нового альбома и одна старая в новой обработке.
Автографы бесплатно!)))

СанктЪ-Петербург!

Афиши by Ши-сан
Распространение информации дает + в карму! ;-)

(а это не в обзоры)
Примерное расписание дальше тут:

URL записи

19:29 

...

Небесный ёжик в тумане
Стащил у Джема. Никто же не против?))

Какого цвета Ваша аура?

Вас окружает аура аметистового цвета

Фиолетовый цвет ауры - знак человека с большим сердцем, готового понять всех и вся. Ваша воля, Вы бы учили людей жить в гармонии или, в крайнем случае, подались бы с Корпусом мира в какую-нибудь страну третьего мира. Вы высокодуховны, заботливы, любите музыку и занимаетесь несколькими полезными делами одновременно. Вид страданий и горя для Вас невыносим - однако Вы не прячетесь от них, а отважно боретесь за то, чтобы этот мир стал чуточку лучшим местом.

Вы идете за своей высокой целью (и порой так увлекаетесь, что забываете о некоторых реалиях грешной земли). Впрочем, в нужный момент Вы способны проявлять достаточно здравого смысла. Люди с аметистовой аурой обладают сильной волей и добрым сердцем. Они из тех, на ком держится этот мир.


12:38 

...

Небесный ёжик в тумане
Зарисовка. Настроение, состояние...
Сальери, милый, для тебя)))

За окном засыпает Париж. Красиво, романтично... для меня - чужой город, чужая страна. Родным и близким остается только один человек. Тот, что присаживается сейчас рядом на край кровати. Тот, чья улыбка согревает, как солнце Италии даже во время промозглых французских ночей.
- Опять ты задумался, солнце?
Улыбаюсь. Сколько раз просил его не называть меня так. Но все равно приятно... пусть и не правильно это.
- Какое я тебе солнце? От перегоревшей лампочки света и то больше...
Только смеется, опускаясь на кровать рядом. На миг забываю, кто я. Просто... просто не заслуживаю я, Микеле Локонте, подобного. Искренней любви, какого-то даже обожания. Не заслуживаю...
- Хватит, - почти злой взгляд, пальцы прикасаются к моей щеке, - опять пытаешься убедить себя, что это все неправильно?
Смотрю в глаза, чуть прикусив губу. Когда он начал понимать меня... так? Только кривоватая усмешка в ответ, в темных глазах пляшут отблески какого-то дьявольского пламени.
- От меня ты никуда не денешься, солнце. Не сбежишь.
Сияющим росчерком в полутьме спальни - белая шелковая лента в его руках. Пытаюсь сдержать смешок. Достаточно нервный.
- Господа костюмеры будут вне себя, герр Сальери...
Только посмеивается в ответ. Лента словно перетекает в его руеах, обвивая загорелые пальцы. Он даже не прикоснулся ко мне. Но отчего-то перехватывает дыхание.
- Герр Моцарт что-то имеет против? Всего лишь - деталь костюма...
Прищурившись, с вызовом, наблюдаю за ним. Не пытаясь пошевелиться, подняться на кровати даже для того, чтоб поцеловать. Только отвожу взгляд, словно изучаю возможные маршруты бегства... и он следит за моим взглядом, принимая игру.
- Нет, так дело не пойдет, господин гений. Решил улизнуть от меня?
Усмехаюсь. И тут же перехватывает дыхание - он склоняется ко мне прижав к кровати. Горячее дыхание на шее, ладони скользят по моим рука, сжимая запястья. Я лишь закинул руки за голову, "любуясь на пейзаж". Облизываю губы.
- Ну что ты... просто мало ли, кто-то решит заглянуть?..
- В первом часу ночи. После концерта. Разве только пьяный Шут решит попросить автограф.
Мой смех тонет в поцелуе - резком, даже жестком. Он прикусывает мои губы, не позволяя ответить словами. Только на секунду перехватить инициативу, скользнуть языком по его губам. Никогда не сумею противостоять...
- Фло, твою мать!
Все-таки успел. Провел. На секунду отвлекшись на поцелуй, понимаю, что руки мои привязаны к спинке кровати. Казалось бы - лента, распутаться - ничего проще... но не в тот момент, когда прижимается разгоряченное тело, когда дыхание обжигает кожу...
- Ты против, мой маленький гений? Могу отпустить... на все четыре стороны, если только пожелаешь...
Отпустить?! Видимо, негодование в полной мере отражается на моем лице. Флоран смеется, скидывая на пол халат, в котором не так давно вышел из душа. Кусаю губы - снова, но сдержаться не могу.
- Сволочь.
- Не в твоем положении возмущаться.
Мне кажется, или в голосе сквозят нотки обиды, если не гнева? Чем я успел вызвать такие чувства? Только не могу я и пары мыслей связать, когда Фло оказывается лежащим сверху. Опираясь руками по обе стороны от моей головы, быстро целует в губы, тут же отстранившись, изучает меня. И, честное слово, немного... страшно?
- Фло? Чем я успел тебя расстроить?
- Молчи, Локонте, договорились? Хотя бы сейчас... просто молчи.
Жесткий поцелуй. Его колено меж моих ног. Я даже не сопротивляюсь - зачем? Мне ничего не может угрожать. Но что за сальеревские замашки проснулись в моем Фло? С каких пор ему стал настолько неприятен мой голос?.. Ответ приходит сам собой - Фло прикусывпет кожу на моей шее, и я тут же получаю второй укус, куда более болезненный, стоит стону сорваться с губ.
- Прибереги свой голос для фанатов, Мике... я не хочу быть одним из тех, кто душу готов продать за твой... вокал.
Не буду спорить, но не понимаю... Руки Фло, пальцы, огрубевшие от постоянной игры на гитаре, проходятся по моей груди, задевая соски, скользят по животу ниже. Стискиваю зубы, зная, если разозлить, замечаниями я не отделаюсь. Ни звука...
Ни звука тогда, когда Фло проводит пальцами, едва касаясь по моему паху. Ни звука, когда ласка становится невыносимо-настойчивой. Он лежит на мне, не позволяя пошевелится. Сейчас я могу только подаваться бедрами навстречу ласкам... и молчать. Потому что так ему хочется. Запрокинутые за головой руки затекли, но на это не обращаю внимания. Его глаза так близко. Быстрый, почти невинный, поцелуй в щеку. И приказ, прозвучавший охрипшим голосом:
- Рвздвинь ноги.
Сглатываю ком в горле. Может, и стоило бы запаниковать, но слишком хорошо его знаю... или не знаю вообще.
Раздвигаются ноги, подавшись к нему. Скорее всего, завтра на руках обнаружаться синяки от врезавшийся в кожу ленты, но плевать, повязки никто не отменял. Фло улыбается, подхватив меня под поясницу. Закрываю глаза, смагривая высиупивгие слезы, когда он начинает растягивать меня. Острая боль проходит по позвоночнику, тут же сменяясь жаром. Слышу свой прерывающийся шепот:
- Пожалуйста, только не останавливайся...
Его смех. Кажется, разрешение говорить я снова получил...

20:22 

...

Небесный ёжик в тумане
20:20 

...

Небесный ёжик в тумане
Откуда-то появилось желание перечитать свои старые рассказы. Ни к чему хорошему это привести не может, по одной простой причине - я напрочь откажусь писать что-то еще, по одной простой причине. Я всегда удивляюсь тому, как были написаны старые мои произведения. Или даже кем. Мысль, крутящаяся сейчас в голове на протяжении нескольких недель, покоя не дает и желает быть написанной.
Но дело все в том, что загнется без читателей и понимания того, что получилось что-то стоящее. Черт. А без написания никто оценить не сможет. Хотя, по-моему, кроме вдохновителя в лице Сальери, это мало кому будет интересно. А что до сообществ, нет возможности выкладывать. И так пишу исключительно с телефона.

14:48 

...

Небесный ёжик в тумане
Диаложики - дубль дохрена (с)Сальери.
Сальери - Все-таки, ты у меня красивый...
Я - ^_-
Сальери - И можешь даже так глазами не мограть.
Я - Я кокетничаю, идиот...

14:44 

...

Небесный ёжик в тумане
Взяться за бумагу и карандаш, наконец-то. Появилось время и вроде как идеи даже. И приятнее всего, что именно мой Сальери первым высказал желание порисовать. Один я вряд ли поборол бы лень природную) Дело за малым, но важным. Так как я далеко не уверен в своих возможностях, нужно подстраховаться. Итак, по окончанию обеда помчусь на поиски страховки...

И будет опять - это не так, то не так...

22:10 

...

Небесный ёжик в тумане
Тоска-печаль отпустила.
Сейчас остается включить свою улыбку, вполне себе искреннюю, просто я за день непрекращающегося ливня как-то устал. Далее - вытащить из душа Сальери и забрать с собой. Отсыпаться. Сам тащусь от своих гениальных планов)))

00:44 

...

Небесный ёжик в тумане
Все-таки я ассоциальный тип, наверное. Усталость берет свое. Как-то в неправильном направлении мысли текут. Вроде, прекрасно все и замечательно. Ребята радуются, гонят какую-то фигню, варят глинтвейн. А я чувствую себя потерянным. Действительно уставшим. Страшно.

Не хочется сорваться. Но уже скоро это произойдет. И я буду просто пытаться привестись в порядок. А хочется заставить себя играть. Включится в реальность. Но мыслей много, а толку никакого.

22:48 

...

Небесный ёжик в тумане
Эпичности от сестренки-Нарннель. И от Шута, куда же без него))
Звонок. Сестренка.
- Моцарррт, ты что ночью сегодня делаешь?
- Я сплю, наверное...
- Неправильно, ты едешь с нами купаться...
Оо
Правда, купание так и не состоялось, по причине бешеной грозы. Но заменилось на поход в гости. Как же я рад, что бывают такие моменты в жизни))
И прекрасное от Сальери
- Мне нужно будет зайти перед поездкой домой.
- Зачем?
- За лентой. Черной, кружевной. Скучать тебе не светит...

22:42 

...

Небесный ёжик в тумане
Приветственная редкость на моем дневнике.


555orang555, добро пожаловать) Располагайтесь, чувствуйте себя, как дома. ))

00:57 

...

Небесный ёжик в тумане
Небольшая зарисовка на тему Mozart l'opera rock.
Моему возлюбленному Сальери посвящается.

Мимолетный взгляд в гримерке. Много ли надо? Просто молчаливое одобрение в темных глазах. Словно просьба - живи, будь собой. Чуть позже, когда смолкают аплодисменты в зале и пытаюсь выглянуть из-за вороха цветов - яркая улыбка. Уже не просто одобрение - счастье. Вот и еще один день. Одна жизнь господина Вольфганга Амадеуса Моцарта. Смешно - исторические байки, русская художественная литература... и такое восприятие истории. Но я не против даже. Гений и злодейство - красивые слова, романтический ореол... но все это лирика, мысли вслух. Возможно, я когда-нибудь спрошу его...

...

- Фло? А будь ты на месте Сальери, отравил бы?
- И закопал. Под ближайшей оградой...
- Я серьезно!
- Боже, Мике, я тоже! Неужели не мог найти более подходящего момента для таких вопросов?
Только смеюсь в ответ, обнимая его, прижимая к себе. Не хочу вспоминать, как и когда все началось. Не желаю представлять, что может быть дальше. Просто... пока я могу обнимать его, ничего не имеет особого значения. Пока меня не отталкивают, позволяя целовать загорелые плечи, всевозможные отравления и ревности не существуют. Пока я...
- Мике? Опять в облаках витаешь?
Усмехаюсь, приподняв голову, вглядываясь в лицо.
- Просто задумался.
- Замечтался, скорее. Опять придется мне слушать о том, какой парой были бы Моцарт и Сальери, если бы...
Прижимаю палец к его губам. Так близко... склонившись, чувствую прерывистое дыхание, стук сердца. Мотаю головой, даже не отрицая, а отгоняя наваждение. Мы... не единое целое, ведь правда? Так не бывает. Романтический бред.
- Какое нам дело? Мы же сейчас вместе.
- Не ты ли уговаривал помечтать на тему наших ролей?
Посмеивается, явно ожидая от меня чего-то... смущения или какой-то обиды - не знаю. И снова улыбаюсь, целуя уголок губ, стараясь поймать легкую улыбку.
- Давай позже? Нашим героям и так прекрасно жилось вместе.
Весьма красноречивый взгляд в ответ. Я не виноват, что практически все выворачиваю так, как мне того хочется. Вот и сейчас - не дать возмутиться, не дать перехватить инициативу. Подаюсь еще ближе, почти прижав к дивану. Горячее дыхание на шее, переплетаются его пальцы со своими, прижав руку к подушке. Ловлю взгляд - лишь немного удивленный. Оба принимаем правила игры. Сумасшедшие, что с нас взять.
Поцелуй. Обжигающий, страстный. В висках пульсирует кровь, отголосками - его дыхание. Странная мелодия, звучащая в сознании. Отстраняется, глядя в глаза.
- Как ты смог безумием заразить? Почему меня?
Хочется плакать и смеяться одновременно. Неужели так и не понял? Неужели все предстоит объяснять?..
- Мы оба не в своем уме. Давно. Сам прекрасно понимаешь.
- Не может же это длиться вечно?
Почти паника в голове, крепче сжимаю плечи, прижавшись к разгоряченному телу. Улыбка-оскал... сам не знаю, как выглядит сейчас мое лицо.
- Пока ты будешь рядом... в мюзикле, или просто так, пока будешь на меня смотреть, пытаться схватить за руку... это безумие будет неизлечимо.
Смеешься.
- Да ты поэт!

15:41 

...

Небесный ёжик в тумане
Как найти возможность устроить хороший отдых?
Проблема первая - не так много средств, чтоб позволить себе уехать вот прямо сейчас в другой город на пару дней. Да даже не в другой город - банально по пригородам помотаться.
Проблема вторая - необходимо как-то устаканить нервы. Ибо, к великому моему сожалению, постоянно находиться в одном помещении со своими родными я не могу. И нет спасительной возможности укрыться в моей комнате - комнаты нет из-за ремонта.
Проблема третья - каким-то образом нужно будет собраться для третьего числа. Жаль - многовато бесполезных телодвижений совершу. Взять с собой костюм для сьемок? Не хотелось бы зря везти. Будь моя воля, так бы по улицам ходил... но питерские 32 градуса и черные кружева на шелковой рубашке плохо сочетаются.

А вообще во мне говорит сейчас раздраженность и усталость от жары и бесконечных подколов и замечаний родни. Гребаный мой характер, как же вылечится от желания нравиться кому-либо? Как убрать нахрен привязанность и наивность какую-то? Как заставить себя понять, что в данной ситуации родным нужны деньги и мальчик для битья?

22:19 

...

Небесный ёжик в тумане
Моцарт. Рок-опера. 10.10.2013.
Питер.
Билеты на руках. И пусть весь мир подождет...

22:35 

...

Небесный ёжик в тумане
В своем репертуаре...
- Алле, это гостинница? У вас совершенно случайно не завалялось свободного номера на эту ночь?
- Совершенно случайно да...
...
- Солнц, а кому ты звонил?
- Да так... Поехали в гостинницу?
- А. Ага. Оо

Забавно то, что весь день до того думали сорваться в гости к знакомому, у которого уже вписывается бывшая коллега Сальери. Но коллективному разуму не понравилась идея дрыхнуть в-троем на одной постели. Тем более, из нас с Сальери дрыхнуть никто не желает...

Ну, а далее... заказали номер, скинули вещи, идем в магазин.
Я - Коть, хочу кваса.
Сальери - Ну, возьми.
Я - Я ж напьюсь. И что ты со мной, напившимся квасом, делать будешь?
Сальери - ...
Я - Что, стесняешься сказать?
Сальери - Да нет, думаю в подробностях...

Мимо крокодил

главная